Памятник Анне Ахматовой на наб. Робеспьера

Опубликовал: Гончаренко Юрий  :  Категория: ПАМЯТНИКИ, ПАМЯТНЫЕ ЗНАКИ И СКУЛЬПТУРЫ

А если когда-нибудь в этой стране
Воздвигнуть задумают памятник мне,

Согласье на это даю торжество,
Но только с условьем — не ставить его

Ни около моря, где я родилась:
Последняя с морем разорвана связь,

Ни в царском саду у заветного пня,
Где тень безутешная ищет меня,

А здесь, где стояла я триста часов
И где для меня не открыли засов.

Затем, что и в смерти блаженной боюсь
Забыть громыхание черных марусь,

Забыть, как постылая хлопала дверь
И выла старуха, как раненый зверь.

И пусть с неподвижных и бронзовых век
Как слезы, струится подтаявший снег,

И голубь тюремный пусть гулит вдали,
И тихо идут по Неве корабли.

А.А. Ахматова, «Реквием» 

       18 декабря 2006 года, в 40-ю годовщину со дня смерти, на небольшой площади между набережной Робеспьера и Шпалерной улицы был открыт памятник Анне Ахматовой.

Прожив долгую, полную трагических событий жизнь, Анна Андреевна Ахматова (1889 — 1966) ещё в 20-х годах была признана классиком отечественной поэзии. Урождённая Горенко, Анна Андреевна считала своим предком по материнской линии ордынского хана Ахмата. Отсюда и псевдоним Ахматова, под котором она навсегда вошла в историю мировой культуры.
Творчество поэтессы при жизни подвергалось цензуре и замалчиванию, многие её произведения не публиковались не только при жизни, но и спустя десятилетия после смерти.
Трагические события в жизни Льва Николаевича Гумилёва (1912 — 1992), в последствие известного учёного, сына Анны Ахматовой и поэта Николая Гумилёва, оставили яркий след в творчестве поэтессы.
Конкурсов на проект героине Серебряного века было несколько. Победителем стал проект скульптoрa Гaлины Дaдoнoвoй и aрхитектoрa Влaдимирa Реппo. Место установки памятника и воплощение образа авторы памятника связали с трагическим периодом в жизни поэтессы. В 1939 году в следственный изолятор «Кресты», находящийся на противоположном берегу Невы, как «враг народа» попал её сын. Вместе с сотнями других несчастных, она простаивала в очередях, чтобы увидеться с сыном, передать посылку.

Образ уходящей и оглядывающейся на тюрьму женщины позволил передать трагизм и безысходность момента. Хрупкая фигура и характерный поворот головы делают скульптуру легко узнаваемой.

На обратной стороне горизонтального гранитного блока памятника высечены имена авторов памятника и жителя нашего города Юрия Юрьевича Жорно, на средства которого и был установлен этот памятник. Хочется добавить, что на средства Ю.Ю. Жорно установлен и памятник Н.К. Рериху в Василеостровском саду — см. заметку «Памятник Н.К. Рериху» от 30 августа 2012  http://fotopitera.ru/2012/08/30/памятник-н-к-рериху/

В нижней части высокого постамента скульптуры, высота которой составляет 3.3 метра, высечены несколько строк из Эпилога «Реквиема» А.А. Аматовой:

Узнала я, как опадают лица,
Как из-под век выглядывает страх,
Как клинописи жесткие страницы
Страдание выводит на щеках,
Как локоны из пепельных и черных
Серебряными делаются вдруг,
Улыбка вянет на губах покорных,
И в сухоньком смешке дрожит испуг.
И я молюсь не о себе одной,
А обо всех, кто там стоял со мною,
И в лютый холод, и в июльский зной
Под красною ослепшею стеною.

В нашем городе есть несколько памятников Анне Ахматовой. Но этот, на мой взгляд, самый удачный и выразительный. Просто надо не торопясь обойти его, а потом молча постоять, вглядываясь в изображение, вспоминая её стихи и трагическую судьбу…

Адрес: площадь напротив дома 41 по Шпалерной улице с видом на Неву и следственный изолятор «Кресты» на противоположном берегу.
Ближайшая станция метро: Чернышевская.

PS. Памятник Анне Ахматовой, памятник «Жертвам политических репрессий» и тюрьма «Кресты» на противоположном берегу Невы лежат на одной линии. И, в общем-то, их связывает нечто общее. Но в отличие от ужасных шемякинских сфинксов — и какое, кстати, сфинксы имели отношение к трагическому периоду нашего города и страны?! — простой по своей сути памятник поэтессе гораздно полнее оражает суть произошедшего.
И слова: «…И я молюсь не о себе одной,
А обо всех, кто там стоял со мною,
И в лютый холод, и в июльский зной
Под красною ослепшею стеною» оказывают гораздно более сильное эмоциональное воздействие, чем многочисленные надписи на плинтах шемякинских сфинксов. Но это, конечно же, сугубо моё мнение…

VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 10.0/10 (10 votes cast)
VN:F [1.9.22_1171]
Rating: +12 (from 14 votes)